БОЛЬШАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ШИЗОФРЕНИИ

 
 
       

 
*****************************************************************************
Это Справочное Пособие посвящено психическому заболеванию - Шизофрении.

Здесь вы найдете множество статей и книг об этом заболевании, многие из них будут интересны и человеку, никак не связанному с ним.

Шизофрения — психическое заболевание, которое протекает с быстро или медленно развивающимися изменениями личности особого типа (снижение энергетического потенциала, прогрессирующая интравертированность, эмоциональное оскудение, «дискордантность», т. е. утрата единства психических процессов). Развитие такого личностного дефицита (дефекта) тесно связано с различными, колеблющимися в своей интенсивности продуктивными симптомами и синдромами — неврозо- и психопатоподобными, аффективными, бредовыми, галлюцинаторными (преимущественно псевдогаллюцинаторными), гебефренными, кататоническими, а также онейроидным помрачением сознания. Хотя продуктивные симптомы болезни неспецифичны для шизофрении, их сочетание с особым личностным дефектом приводит к образованию характерных для этой болезни синдромов с закономерной динамикой. Развитие болезни, особенно ее выраженных форм, приводит к искажению или утрате прежних социальных связей, снижению психической активности, резкому нарушению поведения, особенно при обострении бреда, галлюцинаций и других продуктивных расстройств. Вследствие этого наступает значительная дезадаптация больных в обществе. Однако многие больные с благоприятным (мягкое, малопрогредиентное) течением болезни не нуждаются в длительной госпитализации, сохраняют способность к адаптации, в ряде случаев занимаются высокопродуктивной профессиональной, в том числе творческой, деятельностью. Аналогичные благоприятные возможности адаптации создаются при течении болезни с редкими приступами.

Современная психиатрия располагает большими возможностями лечения и реадаптации больных шизофренией. Фатальный подход к клиническому и социальному прогнозу при этой болезни лишен оснований.

Эпидемиологическая справка. Заболеваемость шизофренией сильно колеблется. Это зависит в первую очередь от организации психиатрической помощи в том или ином конкретном районе. При хорошо организованной больничной и особенно внебольничной по мощи выявляется больше больных, в первую очередь с начальными и не грубыми формами. Имеют значение также различия в диагностических установках разных психиатрических школ и направлений. По данным эпидемиологических исследований в одном из районов Москвы, заболеваемость шизофренией составляет 1,91 на 1000 населения (1,98 у мужчин и 1,85 у женщин). Болезненность также колеблется в зависимости от указанных выше причин (от 2,5 до 10 на 1000 населения старше 15 лет). Болезнь может начаться в любом возрасте, но чаще у лиц 15 — 25 лет.

Этиология и патогенез. Причины, вызывающие шизофрению, а также патогенетические механизмы ее развития недостаточно изучены. Значительное число случаев болезни и шизоидных личностных аномалий в семьях больных шизофренией указывает на важную роль конституционально-генетического фактора. Об этом же говорит значительно более высокая конкордантность у однояйцевых близнецов по сравнению с двуяйцевыми. Однако четких закономерностей в наследовании шизофрении не выявлено, и это свидетельствует о наследственно обусловленной предрасположенности к болезни и существовании каких-то еще не изученных механизмов ее манифестации. Наследственное отягощение существенно влияет на формообразование, что видно из сходства форм болезни в семьях высокой частоты аффективных, и аффективно-бредовых психозов в семьях больных приступообразной шизофренией и отсутствия подобных психозов в семьях больных непрерывнотекущей шизофренией. Важное патогенетическое значение имеюттакже пол и возраст. Относительно менее прогредиентные периодические формы встречаются преимущественно у женщин, а наиболее прогредиентные, непрерывнотекущие, особенно злокачественные, — у мужчин. Менее благоприятно протекает шизофрения, манифестировавшая в детском и юношеском возрасте. Относительно менее прогредиентны формы болезни, возникшей в среднем возрасте. Внешние воздействия (психические травмы, острые инфекции) способны провоцировать приступы болезни, но не обнаруживают влияния на непрерывнотекущую шизофрению. Провоцирующее значение имеет и генеративный фактор (роды). Биологические (биохимические, иммунологические, генетические) исследования шизофрении выявили серьезные общепатологические сдвиги в организме больного, часть из которых имеет значение в формировании клинической картины. Иммунологическими исследованиями, в частности, установлено развитие при шизофрении (особенно при не благоприятных формах) аутоиммунного процесса с выработкой противомозговых антител. Достаточно убедительно указание на нарушение обмена нейротрансмиттеров, хотя патогенетическая роль этих нарушений остается невыясненной. Ряд отклонений, хотя и не столь выраженных, обнаруженных в организме родственников больных шизофренией, указывает на наследственно-конституциональную природу этих явлений. Вероятно, в них выражается предрасположение к болезни (связь этих сдвигов с нарушениями обмена нейрогормонов остается неясной; ряд авторов в этих нарушениях усматривают причину психотических симптомов) .

Морфологические изменения см. с. 33

Клиническая картина. Шизофрения отличается большим разнообразием клинических проявлений как в начальной стадии, так и в манифестный период. Различны и исходы болезни: от едва заметных изменений личности, не влияющих на социальную адаптацию, до глубоких нарушений, делающих невозможной жизнь больных вне стационара. Эти различия связаны с течением, прогредиентностью, возрастом манифестации. Для определения прогноза, показаний к терапии, решения экспертных вопросов необходимо не только диагностировать болезнь, но и распознать ее форму и тип течения. Выделяют непрерывнотекущую, рекуррентную (периодическая) и приступообразно-прогредиентную (перемежающе-поступательная, щубообразная) шизофрению. Каждая из этих основных форм включает значительное число вариантов, отличающихся разным соотношением негативных и позитивных симптомов и прогредиентностью. Непрерывнотекущей шизофренией страдает около половины всех больных, приступообразные формы составляют другую половину.

Непрерывнотекущая шизофрения развивается относительно медлен но с последующим развертыванием неврозоподобных, бредовых, галлюцинаторных, гебефренических и кататонических синдромов. Исходы, особенно при злокачественных вариантах, неблагоприятные. Для этой формы болезни нехарактерны острое начало и приступы, не наблюдаются выраженные аффективные (депрессивные или маниакальные) синдромы, фантастический бред, а также онейроидное помрачение сознания. Изменения личности при этой форме, как правило, предшествуют продуктивной симптоматике. В зависимости от прогредиентности непрерывнотекущей шизофрении выделяют вяло протекающую, прогредиентную и злокачественную.

Вяло протекающая шизофрения отличается очень медленным течением и постепенным нарастанием изменений личности, никогда не достигающих глубокого эмоционального опустошения. Болезнь чаще возникает в юношеском возрасте. Начальные симптомы — заострение пубертатных черт психики с усилением эмоциональной неустойчивости, раздражительности, оппозиционного отношения к близким, рефлексии. Наряду с этим появляются артистическая отгороженность, астенизация, особенно наглядная при умственной деятельности, склонность к отвлеченному мудрствованию при общем снижении круга интересов. Утрачивается тонкость аффективных реакций. На этом фоне появляются стой кие неврозоподобные нарушения: навязчивые, астено-ипохондрические и деперсонализационные, истероподобные, сверхценные. Интенсивность этих расстройств колеблется в течение многих лет, постепенно они становятся доминирующими в клинической картине и определяют развернутую (манифестную) стадию болезни. У некоторых больных пре обладает одно неврозоподобное расстройство, но у многих различные симптомы сочетаются. Дальнейшее разграничение форм шизофрении в рамках вяло протекающей определяется (за исключением паранойяльной формы) основным неврозоподобным расстройством.

Шизофрения с навязчивостями. Особенно-характерны монофобии, реже встречаются с самого начала полиморфные навязчивости. Через несколько лет после появления синдром навязчивости становится чрезвычайно инертным, однообразным. Его расширение происходит (особенно в первые годы) путем присоединения стереотипных моторных и идеаторных ритуалов. В отличие от невротических фобий очень слабо выражен компонент борьбы (преодоления навязчивостей), быстро бледнеет аффективная окраска фобий. Периодические обострения сопровождаются резким усилением навязчивых явлений, подавленностью, тревогой, отдельными идеями отношения. Критика к навязчивым явлениям в это время настолько снижается, что их трудно отличить от ипохондрического бреда и психических автоматизмов. С годами все отчетливее становятся отгороженность, эмоциональное обеднение, чудаковатость.

Шизофрения с астеноипохондрическими и сенестопатическими рас стройствами. Долго преобладают психическая истощаемость, сверхценные идеи в отношении своего здоровья, необычные, вычурные по содержанию сенестопатии. Аффективные расстройства однообразные, монотонные, типа постоянной дисфорической окраски настроения (без напряженности аффекта). На этом фоне легко возникают отдельные идеи отношения, однако, как правило, они не становятся постоянными и не переходят в систематизированный бред.

Шизофрения с деперсонализационными расстройствами. После инициального периода с астенизацией, аффективной неустойчивостью и эпизодическими нарушениями самовосприятия формируется стойкий, для щийся многие годы деперсонализационный синдром, нередко с отдельными дереализационными явлениями. Больные ощущают резкое изменение своего психического я, измененность чувств, мыслей, утрату легкости, произвольности психических процессов. Любой психический акт требует усилий. При этой форме отчетливо выступает утрата единства я, ощущение раздвоенности личности. Эти явления сопровождаются монотонно подавленным настроением, усиленной рефлексией. Общие изменения личности при данной форме достаточно выражены, однако со знание болезни не только сохраняется, но и становится сверхценным, заостренным. Болезнь начинается обычно в юношеском возрасте, пре имущественно у мужчин.

Шизофрения с истероподобными проявлениями относится к более редким формам и развивается сравнительно поздно (в возрасте 18 — 20 лет), как правило, у женщин. Истерические расстройства довольно грубы и не отличаются разнообразием. Наблюдаются такие типичные истерические симптомы, как пуэрилизм (см.), псевдодеменция (см.), при падки, истерическое фантазирование. Истерические расстройства при шизофрении в отличие от истерии монотонны, лишены динамичности. Аффективные реакции бедны, отсутствует характерное для истерии богатство воображения. Истерические расстройства — фасад, за которым вы являются истинная аутизация личности, отчуждение, снижение психической продуктивности, отрывочные идеи отношения и рудиментарные галлюцинации. После многолетнего течения остается дефект более грубый, чем при других формах вяло протекающей шизофрении. Адаптация таких больных резко нарушена.

Паранойяльная шизофрения. Многие годы ведущее место в ее клинической картине занимают сверхценные и паранойяльные расстройства. Это наблюдается чаще у больных, прежде обладавших рядом личностных особенностей: односторонней активностью, гиперсоциальностью, не гибкостью психики, упрямством, относительной бедностью эмоциональной жизни. В начальном периоде болезни сверхценные идеи внешне правдоподобны, так как они бывают связаны с теми или иными реальными фактами. В дальнейшем переработка больным событий его жизни становится бредовой (бред толкования), что резко влияет на поведение и адаптацию больных в обществе. Систематизированным паранойяльным бредом долго исчерпывается вся бредовая симптоматика. Преобладает монотематический бред — ревности, любовный, изобретательства, реформаторства, сутяжный, ипохондрический, сенситивный бред отношения. В зависимости от содержания бреда преобладает повышенный (при экспансивных формах бреда — изобретательства, реформаторства) или пониженный (при сенситивном, ипохондрическом бреде) аффект.

Бред систематизируется быстро, но расширяется постепенно, путем включения в бредовую систему новых лиц и событий. Нередко наблюдается и бредовая переоценка эпизодов прошлого. Аффективная напряженность, бредовое истолкование больным слов и поступков окружающих в процессе его борьбы за свои «права» могут явиться причиной общественно опасных действий, подчас весьма тяжких. Для распознавания паранойяльной шизофрении важно установить не только бредовые расстройства, но и их сочетание с типичными для шизофрении изменениями личности — эмоциональным оскудением, аутизацией, нарушениями мышления. Не менее важно для диагностики выявление общей прогредиентности, выражающейся как в постепенном нарастании изменений личности, так и в расширении продуктивной симптоматики. Для шизофренического процесса характерны расширение бреда, постепенная утрата его монотематичности, присоединение и нарастание идей преследования, возникновение в периоды обострений отдельных галлюцинаторных расстройств и явлений психического автоматизма.

Дальнейшее течение паранойяльной шизофрении различно. В одних случаях постепенно или после обострений процесс утяжеляется развитием параноидного (галлюцинаторно-параноидного) синдрома. В этих случаях вялотекущее заболевание становится более прогредиентным. Однако нередко болезнь на протяжении многих лет (десятилетий) остается относительно малопрогредиентной. У таких больных на отдельных этапах наблюдается побледнение паранойяльного синдрома, распад системы. На первый план выступают уже значительно более выраженные изменения личности: паралогичностъ, элементы разорванности, аутизм, чудаковатость, манерность, снижение энергетического потенциала.

Прогредиентная шизофрения обычно наблюдается после 25 лет, хотя бывает и более ранняя (юношеская) манифестация. Болезнь развивается медленно, исподволь. Сравнительно острое начало относительно редко — оно более свойственно перемежающе-поступательной (шубообразной) шизофрении. Начальный этап болезни определяется отдельными навязчивыми явлениями, ипохондрией, не стойкими, эпизодическими или более систематизированными бредовыми идеями (отношения, ревности и др.). Нередки в этот период и психо-патоподобные расстройства. Уже в это время появляются изменения личности, на которые обращают внимание окружающие: замкнутость, ригидность, утрата тонкости аффективных реакций, эмоциональное уплощение. Постепенно ограничивается круг интересов, больные становятся недоверчивыми, замкнутыми, иногда угрюмыми. Временами отмечаются кратковременные эпизоды тревоги, беспокойства с отрывочными идеями отношения, преследования. В дальнейшем, обычно через несколько лет, возникают бред преследования, физического воздействия, явления психического автоматизма (синдром Кандинского-Клерамбо).

Клиническая картина галлюцинаторно-параноидного синдрома, характерного для манифестной стадии болезни, может быть различной. В одних случаях преобладают галлюцинаторные расстройства (галлюцинаторный вариант), в других — систематизированный бред физического воздействия (бредовой вариант синдрома Кандинского — Клерамбо).

Галлюцинаторный вариант прогредиентной шизофрении. Первые при знаки развивающегося галлюциноза: вербальные иллюзии, сочетающиеся с бредовой интерпретацией (отнесение к себе) чужой речи. Далее появляются элементарные галлюцинации, затем истинные вербальные галлюцинации, чаще в виде галлюцинаторного монолога (один и тот же голос говорит о больном или обращается к нему, дает советы, бранит, приказывает) или диалога (несколько голосов). Нередко голоса бывают множественными. Довольно быстро истинные галлюцинации сменяются псевдогаллюцинациями и явлениями психического автоматизма. Развитие синдрома Кандинского — Клерамбо (см.) происходит либо по степенно, исподволь, либо сопровождается обострением состояния с по явлением страха, тревоги, возбуждения, растерянности, элементов острого бреда, на фоне которых возникают чувство открытости (мысли больного известны окружающим) и отдельные идеаторные автоматизмы. В дальнейшем долго преобладают псевдогаллюцинации (мысленные голоса, вкладывание мыслей и т.д.). Кроме того, нередко возникают и зрительные псевдогаллюцинации (вызванные, сделанные зрительные образы), сенестопатические автоматизмы (вызванные ощущения в теле, внутренних органах). Обычно ведущее место занимает все же вербальный псевдогаллюциноз. Бред в этот период бывает галлюцинаторным — его фабула тесно связана с содержанием голосов (идеи воздействия, пре следования, любовный бред и т. д.).

Если болезнь прогрессирует, то через ряд лет содержание голосов становится фантастическим, соответственно появляется картина галлюци наторной парафрении. Возникновение и развитие синдрома Кандинского — Клерамбо сопровождаются значительным прогрессированием изменений личности — отчетливым эмоциональным дефектом, утратой социальных связей, нарастающими нарушениями мышления, разорванностью речи. На парафренном этапе картина стабилизируется, бред становится отрывочным. Изменения личности и дезорганизация поведения достигают такой выраженности, что больные не могут находиться вне больницы (конечное состояние). Особенно злокачественное течение с более быстрой сменой этапов, малой систематизацией бреда и быстрым развитием глубоких изменений личности наблюдается при сравнительно раннем на чале болезни (юношеский возраст).

Бредовой вариант прогредиентной шизофрении. На всем протяжении болезни с момента манифестации преобладают бредовые расстройства. В типичных случаях болезнь развивается постепенно, дебютирует пре имущественно в среднем возрасте. В более благоприятных случаях в течение многих лет (иногда десятилетий) клиническая картина болезни исчерпывается систематизированным бредом (ревности, реформаторства, изобретательства, преследования, сутяжничества) без галлюцинаций и явлений психического автоматизма, т. е. всеми симптомами описанной выше вяло протекающей паранойяльной шизофрении. Однако в отличие от последней отмечаются периодические кратко временные обострения состояния с появлением злобно-напряженного аффекта, элементарных слуховых и обонятельных галлюцинаций, рудиментарных, отрывочных автоматизмов (симптом открытости, сенестопатические автоматизмы). Для менее благоприятно протекающей типичной параноидной шизофрении характерны не транзиторные обострения, а переход паранойяльного синдрома в параноидный. Это может про исходить постепенно путем расширения бреда, изменения его фабулы или после короткого периода обострения.

Клиническая картина развернутой стадии болезни характеризуется стойким систематизированным прогрессирующим бредом преследования и физического воздействия. Псевдогаллюцинации и явления психического автоматизма менее выражены. Бред, являясь преобладающим симптомом, остается преимущественно интерпретативным (в отличие от галлюцинаторного бреда в описанном выше варианте). Изменения личности в этот период достигают значительной выраженности. Грубо расстроены мышление, речь. Отчетливо выступают неадекватность мимики, парадоксальность эмоциональных реакций. Резко нарушаются социальные связи. Бред определяет поведение больного и де лает невозможной профессиональную деятельность (при сохранности памяти, профессиональных знаний). Больные подолгу находятся в больнице.

При дальнейшем прогрессировании болезни (но она может и стабилизироваться на параноидной стадии) бред (преследования и воздействия) становится фантастическим, уже глобальным или космическим. Значительно более заметными становятся и явления психического автоматизма вплоть до выраженной бредовой деперсонализации (больной не принадлежит себе, им управляют посторонние силы). Бред утрачивает строгую систематизированность, речь становится разорванной, в ней по являются необычные, странные словообразования (неологизмы). Если больные не получают систематически психотропных средств, то развивается шизофазия — речевая разорванность в виде бессвязного набора слов при сохранении интонационного строя и формальной грамматической структуры предложения. При внешнем побуждении (в присутствии слушателя) больные говорят безостановочно (симптом монолога см.). В отличие от речевой бессвязности при острых состояниях здесь сохраняется внешне упорядоченное поведение. В дальнейшем нередко присоединяются кататонические расстройства в виде кататонического или кататоно-гебефренного возбуждения, субступора или ступора («вторичная кататония»). У таких больных резко выражен регресс поведения (крайняя неопрятность, прожорливость, утрата обще человеческих навыков).

Описанная клиническая картина, сопровождаемая глубоким эмоциональным опустошением, утратой индивидуальных личностных черт, свидетельствует о том, что процесс достиг конечного состояния и стабилизировался, но обычно регулярное применение современных психотропных средств позволяет остановить болезнь еще на параноидном или парафренном этапе. При начале болезни в юношеском возрасте значительно менее выражена систематизация бреда, быстрее происходит смена этапов, что свидетельствует о более злокачественном течении. Соответственно очень рано появляются и быстро прогрессируют изменения личности. Приостановка естественного развития личности в юности приводит к тому, что у этих больных отчетливо выступают черты ювенилизма, сохраняющиеся даже в среднем и пожилом возрасте.

Злокачественная шизофрения возникает преимущественно в детском и юношеском возрасте (злокачественная юношеская шизофрения, «раннее слабоумие» в узком смысле). Она наблюдается у юношей втрое чаще, чем у девушек. К общим признакам этой формы относятся также появление негативных симптомов в самом на чале болезни, причем они предшествуют продуктивной симптоматике — бреду, галлюцинациям и др; с момента манифестации до исхода (конечное состояние) проходит мало времени; продуктивная симптоматика полиморфна и неразвернута; существует значительная терапевтическая резистентность; конечные состояния отличаются большой тяжестью. 

Инициальная симптоматика злокачественной шизофрении состоит из постепенного падения психической продуктивности, эмоциональных изменений и черт искаженного пубертатного криза, изменяется весь строй психической деятельности. Приостанавливается дальнейшее развитие личности, утрачиваются прежние интересы, живость и любознательность, резко обедняется эмоциональная сфера, пропадает стремление к общению. Резко изменяется поведение больного в семье. Вялые пассивные вне дома, больные становятся черствыми, грубыми, враждебными к близким. Возникают большие трудности в учёбе, новое усваивается с небывалым трудом, но зато появляются «особые», искаженные увлечения — вычурные, оторванные от реальности. В частности, больным свойствен совершенно непродуктивный, рассуждательский интерес к философии, религии («метафизическая», иначе говоря, «философическая интоксикация»). Однако при злокачественной юношеской шизофрении эти явления, как и отдельные сверхценные увлечения рудиментарны и выглядят особенно карикатурно. В отличие от более благоприятной вялопротекающей шизофрении здесь нет рефлексии, сознания изменённое, более стойки психопатоподобные нарушения. Стабилизация болезни на описанном выше уровне соответствует так называемой простой форме шизофрении. Чаще про исходит дальнейшее прогрессировать болезни. Манифестному периоду обычно предшествуют отрывочные бредовые идеи преследования, отравления, сексуального воздействия. В дальнейшем быстро развивается бредовой психоз с несистематизированными идеями физического воздействия, отдельными псевдогаллюцинациями и явлениями психического авто матизма. К ним впоследствии присоединяются кататонические и кататоно-гебефренные расстройства. При быстром течении болезни отдельные синдромы не разделены во времени, наслаиваются один на другой. Через 1 — 4 года после манифестации уже сформировано тяжелое ко нечное состояние с отрывочными полиморфными продуктивными симптомами и грубым дефектом с глубоким эмоциональным опустошением. Значительно выражены регресс поведения и ранняя задержка развития личности или ее регресс до глубокого инфантилизма.

Рекуррентная (периодическая) шизофрения принадлежит к относительно благоприятным формам болезни, так как при ней не наступают тяжелые изменения личности, присущие непрерывнотекущей шизофрении. Рекуррентная шизофрения наблюдается у женщин значительно чаще, чем у мужчин. Болезни свойственны хорошо очерченные приступы, за которыми следуют отчетливые и достаточно глубокие ремиссии. Вероятность возникновения новых приступов болезни высока (возвратный, рекуррентны и тип).

Динамика приступа рекуррентной шизофрении. Клиническая картина большинства приступов (как и всех острых психозов) достаточно полиморфна: в ней можно выделить синдромы аффективные (депрессивный, маниакальный) и острые бредовые (параноидный, парафренный), а также синдром помрачения сознания (онейроидный). В приступах возможно преобладание одного из названных синдромов, но значительно чаще бывает синдромальная полиморфность (смена синдромов в течение приступа). При повторных приступах их клиническая картина может быть идентичной предыдущим (клише), но чаще наблюдаются различные типы (варианты) приступов. Ниже подробно описана последовательность развития «усредненного», обобщенного при ступа, а затем приведены отдельные типы приступа.

Типичный приступ рекуррентной шизофрении развертывается не хаотично, а в определенной последовательности (стереотип). В инициальном периоде настроение неустойчивое: то повышенное — с гиперактивностью, повышенной самооценкой, экзальтацией, то пониженное — с вялостью, рассеянностью, обидчивостью, капризностью, чувством не полноценности. Из-за резко повышенной чувствительности даже не значительные конфликты приобретает сверхценное звучание, сообщая состоянию реактивную окраску. Колебания аффекта беспорядочны, час то происходят на протяжении нескольких часов. Эти явления сопровождаются головными болями, неприятными ощущениями в области сердца, парестезиями, расстройствами сна. При депрессии наблюдаются анорексия, тошнота, запоры, постепенно нарастают взбудораженность, бессонница.

В дальнейшем на фоне этих колебаний аффекта появляются тревога, страх, чувство измененния я и окружающего. В одних случаях страхи остаются неопределенными, беспредметными, в других возникает отрывочный острый параноид с растерянностью, фрагментарным чувственным бредом преследования и соответствующим бредовым поведением. Состояние изменчиво; возможны короткие .светлые промежутки с критикой своих переживаний. При дальнейшем развитии картины приступа появляются ложные узнавания, бред инсценировки (интерметаморфоза), отдельные идеаторные автоматизмы. Больным кажется, что вокруг творится нечто непонятное, специально для них разыгрываемое. Вскоре происходит фантастическое преобразование бреда: воспоминаниям, прежним знаниям, окружающим явлениям и реально происходящим событиям придается фантастический смысл.

В этот период в зависимости от преобладающего аффекта содержание фантастического бреда становится то экспансивным (величие, особая роль в мире), то депрессивным (идеи виновности с оттенком громадности). Возникают моторные (кататонические) расстройства в виде то внезапной общей заторможенности, то возбуждения с экзальтацией, восторженной патетической жестикуляцией, ускоренной речью. На высоте приступа развиваются иллюзорно-фантастическая дереализация и. деперсонализация (прежнее представление о собственной личности заменяется фантастическим перевоплощением; больной живет в фантастическом мире, на иной планете, в космосе и т. д.). Нарастает онейроидный синдром с грезоподобным фантастическим бредом, отрешенностью, кататоническими расстройствами. Переход к онейроидной кататонии означает кульминацию приступа рекуррентной шизофрении.

Обратное развитие типичного приступа может быть постепенным или сравнительно быстрым. Обычно со стремительностью кризиса «размывается» симптоматика онейроидного помрачения сознания, однако значительно дольше остаются аффективные расстройства — чаще неустойчивая депрессия, реже гипомания. Критика к острому этапу приступа восстанавливается постепенно; некоторое время, особенно по вечерам фрагментарно наплывают и быстро исчезают фантастические образы. В связи с этим на какой-то срок сохраняется и разидуальный бред. В дальнейшем критика к острому периоду восстанавливается полностью. Остаточные депрессивные явления сопровождаются повышенной чувствительностью, тревожными опасениями за будущее, неуверенностью в своих силах.

Разнообразие клинической картины приступов рекуррентной шизофрении связано с тем, что в зависимости от быстроты их развития и интенсивности отдельные синдромы могут доминировать и стабилизироваться на более длительное время:

Онейроидно-кататонический тип приступа. При относительном преобладании кататонических расстройств онейроидное помрачение сознания развивается быстро и так же критически разрешается. Аффективные нарушения крайне лабильны; большое место в клинической картине занимают страх, экстаз. Приступ непродолжителен. Качество ремиссий высокое.

Онейроидно-аффективный биполярный тип приступа (циркулярная шизофрения). Синдромально очерченные фазы депрессии либо мании, как правило, сменяют одна другую, предваряя и завершая онейроидный эпизод. Депрессия может быть и неглубокой (циклотимического уровня), и тяжелой, а по своей структуре — адинамической и либо дисфорической («брюзжащая»), ажитированной, тормозной (простая меланхолия), деперсонализционной, ипохондрической, с навязчивостями. Менее разно образны маниакальные состояния. Могут «промелькнуть» иллюзорные и бредовые расстройства, но решающая роль остается за аффективными нарушениями. Аффективные приступы рекуррентной шизофрении, как правило, биполярны, но существует и особая группа монополярных приступов.

Депрессивно-параноидный (монополярный) тип приступа. Медленное развитие без полярных колебаний аффекта. В инициальном периоде наблюдаются суточные колебания, меланхолическая деперсонализация, бредовые идеи самоуничижения (собственной малоценности). Наряду с этим уже в самом начале депрессия сочетается с тревогой, посте пенно нарастающими идеями отношения. Манифестация приступа сопровождается бредом самообвинения, расстройством сна, ажитацией вплоть до раптоидных состояний. Клиническая картина быстро усложняется стремительным развитием симптомов, выходящих за рамки чисто аффективных: бредовое восприятие окружающего, бред значения, осуждения. В картине приступа начинает преобладать аффект страха. При прогрессирующем развитии приступа нарастает образность бреда, он становится фантастическим, отмечаются отдельные кататонические растройства, явления психического автоматизма, бред физического воз действия. На высоте приступа развиваются бред инсценировки, иллюзии двойников, синдром Катара (меланхолическая парафрения). В отдельных случаях возможно онейроидное помрачение сознания. Приступ значительно более затяжной, чем описанные выше типы приступов.

Транзиторные приступы. При более легком течении шизофрении при ступы болезни бывают кратковременными, транзиторными. Их картина сходна с развернутыми приступами рекуррентной шизофрении (кататононейроидные, депрессивно-параноидные состояния, острый параноид), однако длительность не превышает 1 — 2 нед (иногда всего несколько дней).

Аментиформный приступ (фебрильная кататония). Встречается сравнительно редко. Кататонический приступ, начинаясь по обычным закономерностям, осложняется нарастанием температуры, значительными нарушениями метаболизма, повышенной ломкостью сосудов. Клиническая картина становится аментиформной. Фебрильная кататония — единственная форма шизофрении, угрожающая смертью (отек и набухание мозга). Такое атипичное течение связано с гиперергической реакцией организма и относится к осложненным формам (возможно при рекуррентной и шубообразной шизофрении).

Структура рекуррентной шизофрении в целом. Основной массе случаев периодической (рекуррентной) шизофрении присуща полиморфность приступов. Редко наблюдаются одинаковые приступы (клише) онейроидно-кататонического или аффективного (циркулярного) типа. Обычно первые приступы стертые, аффективные и нередко не распознаются. Первые манифестные приступы наиболее глубокие, сопровождаются фантастическим бредом и онейроидным помрачением сознания. В дальнейшем приступы уже менее глубокие, без помрачения сознания, с депрессией или манией с фантастическим бредом. В конечном итоге клиническая картина отдаленных приступов становится все более простой (аффективной). Одновременно происходит удлинение приступов, «размывание» их границ в результате постоянных аффективных колебаний в межприступных промежутках. Если понятие «полиморфность» применимо к клинической картине в целом (несходство чередующихся приступов в течение жизни у одного больного), то не в меньшей степени оно пригодно для описания каждого отдельного приступа (подобных приступов даже большинство). Приступ сам по себе становится «смешанным» состоянием, настолько велики его лабильность, изменчивости интенсивности и удельного веса отдельных симптомов (особенно аффективных), легкость присоединения к эмоциональным и бредовым синдромам растерянности, сновидного расстройства сознания. Частота приступов в течение болезни различна. Иногда больной переносит за всю жизнь один приступ, однако обычно их наблюдается несколько. Возможна смена (серия) приступов, разделяемых кратко временными и неполными ремиссиями. Серия из двух или нескольких отдельных приступов возможна в молодом (18-25 лет) и даже зрелом (45-50 лет) возрасте.

Ремиссия при рекурентной шизофрении во многом зависит от вида и частоты приступов, возраста, в котором манифестирует заболевание.

Изменения личности при рекуррентной шизофрении, наступающие обычно после повторных приступов, определяются снижением активности, появлением сенситивности, обидчивости, ранимости. Все эти явления, относящиеся к широкому кругу астенических личностных сдвигов, сопровождаются известным ослаблением контактов, интересов. Сами больные замечают сдвиги в своем характере, связывают их с перенесенным приступом заболевания. Если такое критическое субъективное восприятие отсутствует, то снижение активности подмечают окружающие. Другие расстройства в ремиссиях — аффективные нарушения в виде полярных колебаний аффекта (тимопатическая ремиссия). Более отчетливые изменения личности наблюдаются тогда, когда в картине приступа большее место занимают явления психического автоматизма, фантастический бред более стоек и не сопровождается изменением сознания. Такие приступы бывают в случаях, занимающих промежуточное положение между рекуррентной и шубообразной формами шизофрении. Более прогредиентны случаи с многолетними, затяжными приступами (тип continue).

Приступообразно-прогредиентная (перемежающе-поступательная, шубообразная) шизофрения. Эта форма самостоятельная по клиническимпроявлениям, занимает как бы промежуточное место между непрерывнотекущей и рекуррентной формами шизофрении. Часть ее случаев нередко относят к непрерывному, а часть — к рекуррентному типу. При шубообразной шизофрении свойственные непрерывному течению синдромы (неврозоподобные, паранойяльные, параноидные) сочетаются с очерченными аффективными, аффективно-бредовыми и кататоническими приступами.

Симптоматика до манифестации очерченных приступов. Изменения личности обычно предшествуют появлению очерченных приступов и нарастают скачкообразно («ступенчато») после одного или (реже) каждого приступа.

Истинное начало болезни обычно приходится на детский возраст, когда обнаруживаются изменения развития в виде особого дизонтогенеза, а также становление шизоидной структуры характера. Нередко удается установить связь этих особенностей развития со стертыми при ступами, приходящимися на возрастные кризы. Клиника таких стертых приступов неспецифична и имеет отчетливую возрастную окраску (страхи, навязчивости, моторное беспокойство, дистимия и т. д.). Однако после них вырисовывается шизоидизация личности и отмечается задержка развития в виде психического инфантилизма. Иногда признаки раннего начала болезни отсутствуют, шизоидные изменения личности остаются нерезкими, и болезнь выявляется лишь в связи с развитием манифестных приступов.

Клиническая картина приступов шубообразной шизофрении включает аффективные расстройства (депрессии, мании), но редко исчерпывается ими. Чаще возникают сложные синдромы с навязчивостями, деперсонализационными, психопатоподабными (вчастности, гебоидными), паранойяльными, параноидными, галлюцинаторными, парафренными, кататоническими и кататоно-гебефренными расстройствами.

Депрессивные приступы. Возможны самые различные типы депрессий, однако более типичные, сходные с циркулярными встречаются либо до манифестации, либо после какого-нибудь иного развернутого приступа («нажитая» циркулярность). Часто депрессии бывают дисфорическими, ипохондрическими, нередко сопровождаются рассуждательством («резонирующая депресия») либо ограничиваются спадом активности, вялостью без чувства тоски.

Маниакальные (обычно гипоманиакальные) приступы. Они также несколько атипичны, больше с повышенной моторной активностью, тем с активизацией интеллектуальной деятельности. Нередки «резонирующие мании».

Приступ с преобладанием навязчивостей. На фоне стертой атипичной депресии длительно преобладают навязчивые сомнения, фобии. Довольно выражена аффективная окраска фобий. Отчетливой систематизации навязчивостей, выработки систем ритуалов обычно не бывает. Все эти явления сопровождаются повышенной рефлексией, склонностью к рассуждательству, шизоидными установками личности.

Приступ с преобладанием деперсонализации. На фоне стертой, чаще дисфорической (с оттенком недовольства, раздражительности), депрессии долго (до нескольких лет) преобладает чувство измененности своего я, в силу чего меняется восприятие окружающего, собственной личности и т. д. Все эти явления сопровождаются рефлексией, рассуждательством, отгороженностью, снижением психической активности. Приступ такого типа, бывает преимущественно в юношеском возрасте.

Приступ с преобладанием психопатоподобных (гебоидных) расстройств обычно возникает лишь в юношеском возрасте. На первый план выступают гротескно измененные черты пубертатного криза. Раздражительность, грубость, негативизм больных к любому контролю за их поведением со стороны семьи и школы сочетаются со значительной утратой волевой активности. Обычно при сохранных интеллектуальных способностях больные не могут продолжать учебу, не удерживаются на работе. Это сопровождается усиленной рефлексией, рассуждательством, появлением особого сверхценного интереса («метафизическая интоксикация») к философским системам, религии, искусству. Эти увлечения малопродуктивны, утрированы и карикатурны по внешним проявлениям. Резко страдают высшие эмоции, способность к самоконтролю. При приступе такого типа нередки сексуальная распущенность, развитие вторичного алкоголизма или иной наркомании. Несмотря на тяжелое и длительное злоупотребление алкоголем или наркотиками, очень слабо выражены или отсутствуют абстинентные явления и черты алкогольной деградации личности.

На протяжении приступа постоянны аффективные расстройства в виде типичной дисфорической депрессии или стертой гипомании. В течение этого многолетнего приступа (или серии приступов) у больных обнаруживаются черты глубокого эмоционального и морального ущерба с выраженным психическим инфатилизмом. Однако нередко по миновании юношеского возраста указанная выше психопатоподобная симптоматика и аффективные расстройства претерпевают постепенное обратное развитие. Больные адаптируются в обществе, приобретают профессию, семью. Они остаются несколько инфантильными, однако эмоциональный ущерб оказывается значительно менее выраженным, чем в период приступа.

Острый паранойяльный приступ. На фоне аффективных расстройств остро развивается паранойяльный синдром с полиморфным отрывочным бредом преследования, осуждения, отравления, с тревогой, эпизодами растерянности, тенденцией к некоторой систематизации и большим удельным весом интерпретативных механизмов. На высоте приступа к описанной симптоматике могут присоединяться отдельные явления психического автоматизма. Характерны колебания аффективного фона с изме нением фабулы бреда от депрессивной к экспансивной. Этот тип при ступа, как и все бредовые типы, больше характерен для мужчин и развивается обычно в среднем возрасте.

Приступ с преобладанием галлюциноза возникает на фоне депрессии, реже мании. Затяжной галлюциноз приобретает черты псевдогаллюциноза. Иногда на высоте приступа возникают отдельные кататонические расстройства.

Остро развивающийся синдром Кандинского — Клерамбо сопровождается психическими автоматизмами всех вариантов, растерянностью, бредом инсценировки, ложными узнаваниями, отдельными мигрирующими кататоническими расстройствами. По сравнению с приступами рекуррентной шизофрении бред физического воздействия и психические автоматизмы здесь занимают ведущее место. Сознание остается непомраченным.

Приступы кататонического и кататоно-гебефренного типов наиболее тяжелые и длительные. При них кататонические и кататоно-гебефренные расстройства наиболее выражены, стойки, а аффективные нарушения едва выявляются; сознание остается непомраченным. Течение болезни очень разнообразное и трудно прогнозируемое. Наибольшая зло качественность процесса бывает тогда, когда манифестация произошла в юношеском возрасте и приступы разделены короткими ремиссиями с быстрым углублением клинической картины приступов от психопатоподобных (редуцированных) до кататоно-гебефренных. У таких больных уже после 2 — 3 приступов течение становится практически непрерывным, а клиническая картина психоза, в том числе изменения личности, близка к наблюдаемым при злокачественной юношеской шизофрении. Также неблагоприятно протекают приступы, манифестирующие в среднем возрасте с преобладанием в клинической картине бредовых и галлюцинаторных расстройств. Здесь отмечаются более длительные ремиссии, однако они невысокого качества: помимо отчетливых типичных шизофренических изменений личности, и в эти периоды остаются продуктивные расстройства в виде редуцированного паранойяльного бреда, галлюциноза. При появлении в картине приступа парафренных расстройств, кататонических симптомов течение болезни становится практически непрерывным. Тем не менее в отличие от юношеских злокачественных форм возможны как терапевтические, так и спонтанные поздние ремиссии с частичной компенсацией, несмотря на выраженный дефект личности.

Структура шубообразной шизофрении в целом. Течение деперсонализационных и психопатоподобных (гебоидных) приступов очень длительное. Они охватывают весь период полового созревания. Однако после 25 лет происходит постепенное обратное развитие приступа с побледнением и последующим исчезновением тяжелых психопатоподобных нарушений. Остаются выраженный психический инфантилизм, пассивность, эмоциональное обеднение', нередко циклотимо-подобные колебания аффекта. При таком типе течения, по-видимому, тесно связанном с возрастным кризом, повторные развернутые приступы обычно не возникают, и больные адаптируются в обществе.

После перенесенного аффективно-бредового приступа в молодом возрасте также нередко остается как бы нажитая циклотимия без после дующего углубления картины приступов и ступенеобразного нарастания дефекта. Нередко приступы аффективного, неврозоподобного и аффективно-бредового типов повторяются в периоды возрастных кризов — в юношеском (они обычно стерты) и в инволюционном или старческом возрасте. В этих случаях они бывают затяжными. Приступы, перенесенные в детстве, как правило, приводят к значительному нарушению развития. Если болезнь не прогрессирует (нет повторных приступов с переходом в непрерывное течение), то диссоциированное развитие приводит к образованию шизоидных псевдопсихопатий (психопатоподобные состояния). Их динамика, помимо реактивных шизоидных декомпенсаций, определяется аутохтонными циклотимоподобными фазами. В этом случае нередко отмечается экзацербация процесса в позднем (старческом) возрасте.

Этим не исчерпываются все возможные варианты течения шубообразной шизофрении. Необходим весьма осторожный клинический и социальный прогноз, так как известны случаи поздних ремиссий после многолетних кататоно-бредовых приступов, так же как и повторные тяжелые приступы в среднем и позднем возрасте после редуцированных приступов в детстве и юности.

Возрастные особенности симптоматики и течения шизофрении.Шизофрения у детей и подростков. Установлено, что все формы, наблюдаемые у взрослых, встречаются и в детском возрасте.

«Возврастной патоморфоз» шизофрении у детей и подростков связан не только с изменениями симптомов, типичных для шизофрении, любого возраста, но и с появлением симптомов, свойственных определенному возрастному периоду. Особенности заболевания, связанные: с возрастом, отражены также в динамике психопатологических проявлении и развитии заболевания. Возраст, в котором начинается заболевание, сказывается и на физическом развитии ребенка, что можно отметить как в доманифестном периоде заболевания (ранний дизонтогенез), так и на отдаленных этапах (различные формы задержки развития, инфантилизм). Манифестные проявления — обострения и приступы — шизофрении возникают преимущественно в периоды возрастных кризов, особенно в пубертатном возрасте.

Большое место в клинической картине у детей занимают моторные расстройства, страхи, навязчивости. Галлюцинации бывают преимущественно зрительные. Систематизированные бредовые расстройства встречаются редко, однако довольно часто обнаруживаются бредоподобные фантазии. Аффективные расстройства обычно видоизменены: депрессивные состояния выражаются больше в заторможенности, недовольстве, капризах. Гипоманиакальные состояния обычно проявляются суетливостью, расторможенностью.

Шизофрения в позднем возрасте. Поздний возраст накладывает отпечаток как на формирование клинической картины, так и на предпочтительность различных клинических синдромов. Клинические наблюдения показывают, что не только так называемый инволюционный период (50 — 60 лет), во время которого появляются манифестные психотические состояния, может быть критическим. Таким же критическим периодом бывает и возраст от 70 до 80 лет. Как правило, шизофрения в старости возникает не впервые, а лишь в качестве обострения прежнего вяло протекавшего процесса.

Шизофрения, встречающаяся в позднем возрасте, относится преимущественно к шубообразным формам. Наиболее часты бредовые и аффективно-бредовые приступы. Другие частые проявления поздней шизофрении — галлюцинаторные расстройства (вербальный и зрительный галлюциноз). В распознавании шизофрении позднего возраста большое значение имеет изучение доманифестного периода, который может длиться десятилетиями. В этом периоде встречаются редуцированные, субклинические приступы (аффективные, сверхценные и паранойяльные расстройства) с последующими личностными изменениями. Шизофрения в позднем возрасте может проявляться и повторными аффективными приступами. Клинико-эпидемиологические исследования показали, что существует большая группа больных с так называемой амбулаторной шизофренией. Как правило, такие больные долго не госпитализируются или не нуждаются в госпитализации вообще. Клиническая картина обычно складывается из аффективных расстройств и тенденции к образованию паранойяльных расстройств, а негативные симптомы склонны к компенсации.

Объем амбулаторной помощи больным шизофренией и показания к госпитализации в психиатрические больницы.

Объем амбулаторной помощи. Все больные шизофренией должны находиться на учете в психоневрологическом диспансере, где им оказывается внебольничная лечебная и социальная помощь (мероприятия по реадаптации). В условиях диспансера проводят лечение малопрогредиентных форм, поддерживающую терапию в период ремиссий, купирование стертых или транзиторных обострений.

Показания к госпитализации: продуктивная симптоматика, свидетельствующая об обострении заболевания и нарушающая адаптацию больных. Особенно это необходимо тогда, когда из-за резкого снижения критики при обострении болезни больному невозможно обеспечить систематическое амбулаторное лечение. Очень важно своевременно госпитализировать больных с приступообразными формами. Колеблющаяся картина начальной стадии заболевания с эпизодическими «просветами» может создать у врача и близких больного иллюзию лег кого, обратимого состояния, а совпадающие по времени экзогенные влияния затрудняют диагностику эндогенного процесса.

Несвоевременная госпитализация чревата вредными последствиями: задерживается активное лечение, возрастает опасность различных антисоциальных эксцессов, ухудшаются клинический прогноз и перспективы адаптации. В неотложной госпитализации в соответствии со специальной инструкцией Министерства здравоохранения СССР нуждаются больные шизофренией, которые вследствие особенностей клинической картины (бред, императивные галлюцинации, возбуждение различного типа, гебоидные состояния с асоциальным поведением, депрессии с суицидальными тенденциями и др.) представляют социальную опасность для окружающих или самих себя. Вместе с тем госпитализация в пси хиатрическую больницу ведет к определенным социальным последствиям, поэтому ее необходимо осуществлять лишь при точных, не вызывающих сомнений показаниях В деонтологическом смысле следует в равной степени учитывать как интересы больного шизофренией, так и необходимость защиты общества от его социально опасных действий.

Серьезного внимания заслуживают сроки выписки больного из стационара и перевода его под наблюдение и на амбулаторное лечение в диспансере. Основной критерий — достаточно полное, стабильное или значительное обратное развитие продуктивной симптоматики, эффективность поддерживающей терапии, обеспеченность внебольничным наблюдением (семья, диспансер). Не следует выписывать больного при первых признаках улучшения или спустя несколько дней после купирования острых проявлений болезни. Вместе с тем длительное содержание в стационаре приводит к утрате больными социальной активности, разрыву связей с обществом и т.д. При многомесячном или многолетнем пребывании в больнице болезненная симптоматика фиксируется (явление госпитализма). В связи с этим, кроме активной биологической терапии, в стационаре проводят комплекс реадаптационных мероприятий (труд, удовлетворение культурных запросов). Больных с тяжелым дефектом личности и редуцированными психотическими симптомами (стабилизация на уровне конечного состояния) необходимо направлять в интернаты для хронически психически больных Министерства социального обеспечения.

Лечение. Шизофрения — в ряде случаев хронический прогредиентный процесс, крайне полиморфный по клиническим проявлениям, поэтому ее лечение должно быть длительным, комплексным и дифференцированным.

Непрерывнотекущая шизофрения. Лечение сообразуется с прогредиентностью, этапом, типом синдрома.

Вяло протекающая шизофрения с навязчивостями. Показаны транквилизаторы (седуксен, элениум, феназепам и др.). Хороший эффект при систематизированных навязчивостях дает модитен-депо с пролонгированным действием, а также курсовое внутри венное капельное введение транквилизаторов (седуксен, элениум). В особо резистентных случаях проводят курс атропино-коматозной терапии. Ввиду большой стойкости навязчивого синдрома и его значительной резистентности к терапии она должна быть длительной (не менее 6 мес.), предпочтительно в амбулаторных условиях, так как больные тяготятся пребыванием в стационаре и обычно в этом не нуждаются. 

Шизофрения с сенестопатическими и сенестопатически-ипохондрическими расстройствами. Аминазин, трифтазин (стелазин), галоперидол, мажептил не всегда эффективны. Лучший эффект дает внутривенное капельное введение транквилизаторов в сочетании с приемом внутрь небольших доз нейролептиков (стелазин, сонапакс, эглонил, хлорпротиксен, лепонекс), а также тералена и инсидона, избирательно влияющих на сенестопатии. Шизофрения с психопатоподобными, в том числе истерическими, расстройствами. Показаны неулептил и небольшие дозы аминазина, трифтазина (стелазина), в тяжелых случаях — мажептила, лепонекса.

Паранойяльная шизофрения. Наиболее эффективен галоперидол, несколько менее — трифтазин (стелазин). В первые недели после госпитализации для купирования напряжения, агрессии показаны аминазин, лепонекс.

Параноидная шизофрения, преобладание бредовых расстройств. Показано длительное применение больших доз аминазина, трифтазина (стелазина), галоперидола, триседила, мажептила, лепонекса (особенно при возбуждении и агрессии). Те же препараты используются для поддерживающей терапии. В ремиссиях можно назначать препараты пролонгированного действия (модитен-депо), а также пимозид, френолон, сонапакс, эглонил, хотя следует отметить их относительно меньший антипсихотический эффект.

Параноидная шизофрения, преобладание галлюцинаторных расстройств. Лучший эффект дает галоперидол, а также этаперазин (трилафон) в больших дозах (до 200 — 250 мг/сут), стелазин.

Парафренные состояния. Лечение аналогично лечению параноидной шизофрении.

Купирование возбуждения (в первое время после госпитализации и при обострениях). Показаны аминазин или тизерцин, а также лепонекс, галоперидол, триперидол (триседил).

Злокачественная юношеская шизофрения. Систематическое применение трифтазина (стелазина), мажептила, лепонекса предупреждает развитие тяжелых кататоно-гебефренных симптомов. При преобладании дефектных апатико-абулических расстройств, бедности продуктивной симптоматики активизируют и несколько регулируют поведение больного малые дозы нейролептиков (лиоген, модитен-депо, стелазин, мажептил) в сочетании с небольшими дозами транквилизаторов.

Рекуррентная шизофрения. Лечение сообразуется с целями купи рования приступа, профилактики рецидивов, коррекции состояния в пе риод ремиссий.

Развернутые (онейроидные) приступы. Показаны аминазин, лепонекс, трифтазин (стелазин), френолон в средних дозах. Большие дозы купируют ряд ведущих симптомов приступа, но могут привести к развитию или утяжелению депрессии. При обратном раз витии приступа дозы нейролептиков необходимо значительно снизить. При остаточной депрессии показаны антидепрессанты с седативным, а не стимулирующим эффектом амитриптилин (триптизол). Стимулирующие антидепрессанты могут привести к развитию маниакального состояния или обострению психоза. Инсулинотерапия эффективна, но в сочетании с нейролептиками (нейролептики показаны для снятия воз буждения и других наиболее острых проявлений болезни).

Преобладание аффективных нарушений (депрессии или мании). Лечение аналогично таковому при соответствующих фазах маниакально-депрессивного психоза (см. с. 100 — 108).

При депрессиях применение стимулирующих антидепрессантов, так же как и значительных доз нейролептиков (при маниях), требует осторожности. В тяжелых случаях внутривенно капельно или внутримышечно вводят антидепрессанты (мелипрамин, амитриптилин). При маниях показаны галоперидол, стелазин. Соли лития эффективны в легких и среднетяжелых случаях, когда маниакальное состояние не осложнено бредовыми расстройствами (фантастический бред) и кататоническими симптомами. При циркулярном течении с явным преобладанием аффективных расстройств резкие перемены лечения (частая смена антидепрессантов нейролептиками в связи с колебаниями аффекта) могут привести к усилению циркулярное. В таких случаях более показано длительное лечение солями лития как основным средством в сочетании с седативными антидепрессантами и нейролептиками мягкого действия (сонапакс, хлорпротиксен, этаперазин, эглонил), а также малыми дозами аминазина.

Фебрильная кататония. Наиболее эффективно систематическое применение аминазина в дозах 400 — 500 мг/сут (не менее 300 мг/сут). Другие нейролептики менее эффективны. При нарастании тяжести состояния по витальным показаниям необходима электросудорожная терапия (по одному сеансу ежедневно) в течение 6 — 7 дней. Одновременно проводится дегидратационная терапия. Лихорадку можно снизить парентеральным введением амидопирина (10 — 20 мл 4% раствора).

Шубообразная шизофрения. Лечение сообразуется с синдромальными особенностями приступов (по аналогии с рекомендациями при синдромах непрерывнотекущей шизофрении). Показано комбинированное применение антидепрессантов (при депрессивном аффекте) и нейролептиков. Возможна коматозная инсулинотерапия. Поскольку в клинической картине ремиссий при шубообразной шизофрении нередко отмечаются паранойяльные и галлюцинаторные симптомы, поддерживающая терапия должна включать нейролептические препараты (трифтазин, стелазин, галоперидол, пимозид, аминазин). Применяются также препараты пролонгированного действия (модитен-депо).

Трудовая экспертиза. Трудоспособность больных шизофренией колеблется от полной нетрудоспособности с необходимостью ухода и надзора до полной профессиональной сохранности с возможностью творческого роста. В связи с этим на диагнозе шизофрении самой по себе нельзя основывать экспертное решение. Решающее значение имеют установление формы, этапа болезни, выявление клинического прогноза.

Непрерывнотекущая шизофрения. Клинический и трудовой прогноз неблагоприятен при злокачественных юношеских (с момента манифестации) и параноидных формах (с утяжеления паранойяльных расстройств и перехода на параноидный этап). Таким больным определяют инвалидность II, а при утрате способности к самообслуживанию — I группы. Вместе с тем в начальной стадии болезни, несмотря на изменения личности или паранойяльную симптоматику, не следует поспешно констатировать стойкую утрату трудоспособности, так как нельзя исключить стабилизацию болезни в этой стадии. Основной задачей врача остается адаптация больных к профессиональной деятельности, но обычно на сниженном уровне (инвалидность III группы).

Различны трудовые возможности и при вяло протекающей шизофрении — от профессиональной сохранности до нетрудоспособности (на пример, при стойких выраженных навязчивых и деперсонализационных синдромах). Экспертное решение должно учитывать не только клинические особенности, но и преморбидный склад личности больного, сохранность личностных установок, прежнюю квалификацию и трудовой опыт.

Рекуррентная шизофрения. Во время острого приступа больные временно нетрудоспособны. При его полном обратном развитии их выписывают на работу. Инвалидность II группы устанавливают тогда, когда приступ явно затягивается и не обнаруживает тенденции к обратному развитию. В этих случаях необходимо динамическое наблюдение, чтобы своевременно начать трудовую реадаптацию больных после прекращения затяжного приступа (трудовая рекомендация, перевод на инвалидность III группы и т. д.). Стойкая утрата трудоспособности констатируется при затяжном течении болезни типа continue с выраженной картиной приступов. Трудоспособность в период ремиссии зависит от особенностей клинической картины. Чаще всего при рекуррентной шизофрении в ремиссиях трудоспособность полностью сохранена. Трудоспособность стойко ограничена при выраженных астенических расстройствах и аффективной неустойчивости.

Шубообразная шизофрения. Присутствие признаков двух основных форм болезни делает экспертное решение весьма вариабельным, зависящим от индивидуальных особенностей клиники и течения.